.RU

МАРКУС ВОЛЬФ ПРИОБРЕТАЕТ ЛИЦО - «агент. Моя жизнь в трех разведках» Оригинал: Werner Stiller. Der Agent. Mein Leben...



^ МАРКУС ВОЛЬФ ПРИОБРЕТАЕТ ЛИЦО

30 января 1979 года был арестован депутат от СДПГ в земельном парламенте Баварии доктор Фридрих Кремер, которого МГБ вело как НС под псевдонимом «Бэккер». Кремер в свое оправдание заявил, что он только встречался с одним политиком ГДР для обмена мнениями на политические темы. Он не мог знать, с кем он при этом имел дело.


9 марта МГБ отозвало НС «Мишель», она же Урзель Лоренцен, из Брюсселя в ГДР. До тех пор она работала как ассистентка в Генеральном секретариате НАТО. Маркус Вольф в американском издании своих мемуаров «Man without a face» связал этот случай со мной и говорил о «the most painful loss caused by Stiller» - «самой болезненной утрате, причиненной Штиллером». (Однако в немецком издании книги это место отсутствует).
Случаи Кремера и Лоренцен объединяло то, что оба источника для проведения встреч на некоторое время выезжали в Швецию, и шведская контрразведка заметила их встречи там с неизвестным представителем ГДР. Это коснулось также их собеседника Маркуса Вольфа.


Через несколько часов после моего прибытия в Мюнхен мне показали фотографию, на которой был изображен худощавый высокий мужчина. Я тут же и с полной уверенностью опознал его как моего прежнего шефа, начальника Главного управления разведки (ГУР) Министерства государственной безопасности. Вероятно, эта поездка с женой в Стокгольм летом 1978 года, оказалась для него роковой. Мне самому показали только одну фотографию. Я, впрочем, быстро догадался, что это в этой связи должны были существовать еще и другие фотографии, которые мне не показывали. Предъявление фотографии повторялось еще неоднократно в последующие часы. Либо мне не доверяли, либо хотели полностью удостовериться, либо за этим скрывалось еще что-то другое, возможно, гораздо большее.


То, что портрет легендарного шефа внешней разведки ГДР, «человека без лица», все же появился теперь на титульной странице журнала «Шпигель» в номере от 5 марта 1979 года, связано было с ошибкой профессионала. Он позволил себе смешать личное и служебное и отправился со своей новой – точнее сказать, новой «как с иголочки» – женой на Запад. При этом он не остановился в каком-то обычном отеле для туристов, а использовал служебную квартиру посольства ГДР, которую рьяные товарищи до этого поспешили с большими расходами отремонтировать и обставить для легендарного шефа зарубежного шпионажа. Это заметила уборщица, доложившая своим руководителям в местной контрразведке. Теперь шведы ожидали высокого гостя и сделали фотографии, переданные ими коллегам из Федеральной разведывательной службы, так как поддельный заграничный паспорт мало, что мог сообщить о реальной личности приехавшего по нему человека.


Внешность Миши была одной из самых больших тайн в мире разведок до этой публикации в «Шпигеле». Следовало бы и дальше оставить Восток в заблуждении, что никто на Западе не знает, как выглядит Маркус Вольф, чтобы лучше организовать наблюдение за ним во время его будущих поездок. Публикация фотографии в журнале лишила западные спецслужбы этого возможного преимущества. Почему? Не должна ли была фотография на первой странице послужить предупреждением для кого-то? Четыре дня спустя Урзель Лоренцен сбежала в ГДР.


Я в течение нескольких лет после этого много размышлял над развитием событий и при этом даже выдвинул некую версию. Пусть даже следующий ход моих мыслей покажется чрезвычайно абсурдным, в нем для меня есть кое-что вполне убедительное. Возможно, вовсе не встречи Вольфа с его важными западными шпионами привлекли к нему внимание шведов, а он попал в сеть их властей по совсем другой причине.


Маркус Вольф происходил из еврейской семьи. Кто хоть немного знаком с еврейской историей и еврейским самосознанием, и, как я, пятнадцать лет проработал на предприятиях, руководимых евреями, знает, что значит сохранение государства Израиль для большинства евреев на свете. Если существование Израиля подвергается опасности, даже мировоззрения или политические убеждения они отставляют в сторону, потому что в такое время важнее всего становится для них внутренний долг стоять на стороне Израиля.


В ГДР существовал кружок интеллектуалов вокруг Юргена Кучински и его сестры Рут Вернер, которая работала, как известно, на советскую военную разведку и осуществляла оперативный контроль над знаменитым атомным шпионом Клаусом Фуксом. Несмотря на все свои твердые социалистические убеждения, они оба постоянно были на стороне Израиля. Израильская разведка не заслужила бы своей репутации, если бы она прошла мимо людей с такими взглядами. И это, разумеется, относится и к Маркусу Вольфу. Я могу себе представить, что они разъяснили бы ему: Твоя борьба с Западной Германией нас не касается, это твое дело. Но если тебе удастся услышать или увидеть что-то, что важно для существования Израиля, пожалуйста, дай нам знать.


И тогда все эти события в Швеции приобретают смысл. Внимание шведов привлек не Вольф, а представитель израильской разведки, невольно выведший фотографов на Вольфа. С этим, вероятно, могло быть связано и недоверие ко мне, когда я опознал на фотографии Вольфа. Господа из БНД просто не могли этому поверить. И поэтому публикация фотографии Вольфа в журнале могла быть двойным предупреждением: тебя сфотографировали с человеком из израильской разведки. Будь осторожен!


Маркус Вольф всегда поддерживал контакты с высокопоставленными лицами из Организации освобождения Палестины, включая самого Ясира Арафата. Он хорошо знал о ситуации и процессах в этом регионе. До сих пор неизвестно, как в начале так называемой Шестидневной войны 5 июня 1967 года авиации Израиля удалось нанести всесокрушающий превентивный удар по египетским ВВС. Как раз в тот момент, когда все египетские пилоты вместе молились за победу, их почти полностью уничтожили. Откуда израильтяне точно узнали время нападения? В своих мемуарах Маркус Вольф опубликовал фотографию себя и своей жены рядом с Ицхаком Шамиром, бывшим израильским премьер-министром и министром иностранных дел. Ведь Вольф и Шамир, казалось, никак не должны бы быть друзьями. На похоронах Маркуса Вольфа в 2006 году первой траурной мелодией была еврейская тема, затем последовала русская песня, и в заключение «Маленький барабанщик». Всё просто совпадения?


В 1994 году я обедал во Франкфурте с бывшим руководителем Федерального ведомства по охране конституции Херибертом Хелленбройхом, впоследствии на короткое время также ставшим президентом БНД. Он рассказал мне, что незадолго до этого ужинал с Маркусом Вольфом. По словам Хелленбройха, Вольф постоянно заботился о том, чтобы бокал Хелленбройха не оставался пустым.


От Хелленбройха это не скрылось, и он постарался быть осторожным. Позже, когда Вольф решил, что вино уже возымело свое действие на Хелленбройха, он спросил: - Скажите-ка, господин Хелленбройх, с этой злополучной фотосъемкой в Стокгольме, там вы больше ничего еще не заметили? Хелленбройх в деловом тоне ответил, что нет. А мне он сказал: - И сразу стало видно, что у Маркуса Вольфа после этих слов камень с души свалился. Он вздохнул, и ему явно стало легче.


Я сам много раз видел, что Маркус Вольф в любой ситуации всегда все держал под контролем, на все сто процентов. То есть, речь тогда шла о чем-то на самом деле очень важном. ООП в то время вполне могла бы ликвидировать предположительного агента Израиля, которому она доверилась.


Разумеется, это все лишь версии, но в мире разведок, на мой взгляд, не бывает ничего невозможного.


^ «РАЗВЕДЧИКИ» КАК ГЕРОИ ДЕЛА СОЦИАЛИЗМА?


Руководство ГДР и руководство МГБ не любили слово «агент», хотя оно в переводе означает всего лишь «действующий» и не более того. Нет, это слово официально носило отрицательный оттенок, и поэтому должно было применяться только к тем, кто действовал по заданию западных, империалистических секретных служб. Социалистические шпионы напротив всегда назывались «разведчиками», а внутри самого МГБ просто использовался термин «неофициальные сотрудники» (НС). В фильмах и книгах их тоже представляли в героическом виде как «патриотов». Их мотивация всегда основывалась на политико-идеологической убежденности в преимуществах социалистической идеи и на неприятии милитаристских потуг империалистических сил и организаций - черно-белая картина без какой-либо дифференциации. Однако, реальность в большинстве случаев выглядела иначе, в чем мне достаточно часто приходилось убеждаться на примере отозванных назад западных НС. Если действовавшие в оперативной зоне информаторы ГДР попадали в поле зрения западной контрразведки, или появлялись серьезные проблемы в их частном окружении, НС временно «отключали» (прерывали связь), или в случае особой опасности отзывали в ГДР. Для многих из них, довольно долгое время проживших «снаружи» и изображавшихся МГБ как героические патриоты, привлекательный прежде образ реально существующего социализма после возвращения давал глубокие трещины. Они представляли жизнь в ГДР совсем не такой: постоянно контролируемой, ограниченной в духовном плане и полной повседневных бытовых проблем и дефицита. Некоторые НС, которые не были посланы, а выросли на Западе, предпочитали оставаться там даже в экстренных ситуациях и готовы были попасть под уголовное преследование, лишь бы не ехать в унылую и бедную ГДР. Но также и переселенные из ГДР агенты, как например, мой НС «Штурм», тоже больше не хотели возвращаться на старую родину. Большинство из них хорошо устроились на новой родине, жили в материально обеспеченных условиях отношениях и знали ГДР по своим поездкам на агентурные встречи и из сообщений контактных лиц. Больше всего многих пугала перспектива лишиться права ездить по миру и до выхода на пенсию оставаться запертым в пределах Восточного блока, потому что у них уже были друзья во многих других странах. Тех, кто, тем не менее, решился выполнить приказ центра ГУР о возвращении, вначале, естественно, ожидал сердечный прием. Им вручали ордена, воспевали как «беззаветных патриотов», и они получали хорошие квартиры и привлекательные места работы. Если возможно, перевозили даже их домашнюю обстановку с Запада. Но несколько позже, как правило, наступало отрезвление. Среди моих знакомых НС, отозванных с Запада в ГДР, не было ни одного, кто действительно бы чувствовал себя как дома на новой старой родине и хорошо бы адаптировался. Особенно убедительно это можно показать на двух примерах.


Геофизик Армин Рауфайзен, псевдоним «Кох», переселился в 1957 году в Западную Германию и вскоре получил там должность начальника отдела фирмы «Пройссаг АГ» в Ганновере, откуда он отправлял разведывательную информацию до момента ареста в январе 1979 года. Я не знал Рауфайзена лично, но в привезенных мной сопроводительных списках материалов он упоминался неоднократно, поэтому Федеральному ведомству уголовной полиции относительно легко удалось идентифицировать его. В документах МГБ подтверждается хорошая работа разведчика, которая принесла «большую политическую и экономическую пользу». «Его работа отличалась инициативой, предусмотрительностью, готовностью идти на риск, работоспособностью и очевидной дисциплиной». В качестве признания успехов его работы и показанного им поведения НС 1 октября 1967 года даже был включен в кадры как активный офицер МГБ, что случалось очень редко. Последним его званием был старший лейтенант. МГБ было настолько довольно достижениями «Коха», что впоследствии его наградили Боевым орденом ГДР и даже Орденом за заслуги перед отечеством.


После моего перехода Рауфайзена предупредили о возможной опасности и порекомендовали ему срочно вернуться в ГДР. Ничего не сообщив семье об истинных причинах, он с женой и двумя сыновьями приехал 22 января 1979 года в Восточный Берлин. Когда там выяснилось, что действительно произошло, семья взбунтовалась и хотела вернуться в Ганновер. Уже совершеннолетний сын Михаэль отказался подписывать заявление на гражданство ГДР, после чего ему в декабре 1979 года, наконец, снова позволили уехать. Несовершеннолетний сын Томас вынужден был остаться с родителями в ГДР. Так как у Рауфайзена внезапно появился теперь родственник первой степени в Федеративной республике, его уволили из кадрового состава Министерства государственной безопасности. Официальные лица ГДР отвернулись от него. Семья подала заявление на выезд, но оно было отклонено. Рауфайзен не захотел с этим смириться и принялся зондировать возможности выезда и возможности бегства. Среди прочего, он установил контакты с «конторой», занимавшейся перевозкой людей за границу, с западногерманскими журналистами и с посольством ФРГ в Будапеште. Наконец, он от отчаяния обратился в универсальном магазине «Центрум» в Восточном Берлине к офицеру американской военной миссии в Западном Берлине, который как раз заехал туда за покупками. Затем последовали две тайные встречи, в ходе которых Рауфайзена в самых общих словах расспрашивали об его положении.


Эти контакты не остались в тайне от контрразведки МГБ, тем более, что один НС из нижнесаксонской полиции государственной безопасности в городе Целле тоже сообщил об этом. 11 сентября 1981 года семья была арестована и предана суду после года предварительного заключения. С 14 по 16 сентября 1982 годом состоялся судебный процесс перед Первой коллегией по уголовным делам военного трибунала первой инстанции в Восточном Берлине. Некогда награжденный самыми высшими орденами разведчик обвинялся в шпионаже с особо отягчающими обстоятельствами, изменнической шпионской деятельности и попытке незаконного перехода границы при отягчающих обстоятельствах. Конкретно его обвинили в том, что он является завербованным агентом БНД и американской разведки ЦРУ и выдал им методы работы МГБ, а также личные данные семи разведчиков и курьеров. Однако, обвинительный акт умолчал, что данные семь разведчиков и курьеров были отозванными в ГДР НС, которым не угрожала никакая опасность. «Заслуженному сотруднику государственной безопасности» дали пожизненное заключение – в точности, как это было запланировано заранее и предписано министром Мильке. Его жена получила семь лет тюрьмы, сын Томас три года.


Все трое должны были отбывать наказание в тюрьме Баутцен II, причем полный срок, хотя первоначально было запланировано позволить их выкупить. Наконец, Томас смог в сентябре 1984 года уехать к своему брату в Ганновер. 12 октября 1987 года Армин Рауфайзен умер при невыясненных до сегодняшнего дня обстоятельствах после операции на желчном пузыре в тюремной больнице Лейпциг-Мойсдорф. Официальной причиной смерти указали эмболию легочной артерии. Но даже после этого его жену Шарлотту еще не освободили. Только после отбытия полного срока ее выпустили осенью 1988 года, но и тогда ей пришлось еще до апреля 1989 года ждать разрешения на выезд в Федеративную республику.


Второй случай касается Райнера Фюлле, псевдоним «Клаус», о котором я уже рассказывал. Он был родом из Цвикау, в юности был завербован МГБ, прошел обучение и переселился затем в ФРГ. Там он дорос до должности заместителя административного директора в ядерном научно-исследовательском центре в Карлсруэ, откуда отправлял в ГДР информацию в частности о технологии регенерации топливных урановых стержней. Кроме того, он должен был контролировать, не занимается ли ФРГ втайне созданием ядерного оружия. После ареста 19 января 1979 года он сумел убежать от своего охранника по скользкому льду. Затем один день он прятался в художественной галерее Карлсруэ и пробрался после этого к советской военной миссии в Баден-Бадене. Оттуда его в деревянном ящике вывезли в ГДР через пограничный пункт Херлесхаузен, о чем, он, однако, был обязан молчать, потому что эта операция военной миссии, стань она известной, могла спровоцировать конфликты между властями четырех держав-победительниц.


В ГДР его чествовали как героического патриота и очень ловкого и умелого разведчика. Министр государственной безопасности Эрих Мильке вручил ему золотой Орден за боевые заслуги перед народом и отечеством, Эрих Хонеккер вручил ему золотой Орден за заслуги перед отечеством. Большего вряд ли стоило ожидать. Но Эрих Мильке пристально следил за героем, так как не доверял ему. Слишком сенсационное бегство представлялось ему несколько подозрительным.


В действительности Фюлле перед возвращением в ГДР, по-видимому, постарался купить себе обратный билет и раскрылся перед Федеральным ведомством по охране конституции, или сделал это, уже попав на Восток. Во всяком случае, впоследствии он принялся передавать на Запад информацию из аппарата госбезопасности ГДР. ГДР не стала для Фюлле новообретенной родиной, несмотря на его привилегированное положение с университетской должностью, дачей, моторной лодкой и двумя машинами. В благодарность за переданную на Запад информацию в Кёльне организовывали его возвращение в Федеративную республику, проведя «Операцию Вероника» в сентябре 1981 года. С фальшивыми документами (паспорт и билет на самолет) Фюлле должен был вылететь из Будапешта в Афины. (Другие источники утверждают, что он убежал в Грецию через Болгарию.) После его возвращения в ФРГ Верховный земельный суд в Штутгарте осудил его, тем не менее, на шесть лет лишения свободы за измену родине, из которых ему пришлось отсидеть четыре года. Но это, очевидно, показалось ему менее ужасным в сравнении с перспективой прожить остаток своей жизни в ГДР. Начиная с середины восьмидесятых годов, он снова жил в Мюнхене.


Кроме этих двух случаев, разумеется, был еще ряд людей, для которых путь назад на Запад остался закрытым. Многие из них тогда от отчаяния потянулись к бутылке. У каждого оперативного сотрудника в нашей сфере ГУР было, как минимум, по одному из подобных несчастных пропащих людей, о которых он должен был заботиться. Как оказалось, большинство из них отнюдь не были героями, подорвавшими свои силы из-за глубокой убежденности в правоте дела социализма, а просто людьми, который рассчитывали на определенные преимущества или поддались очарованию необыкновенного и не справлялись теперь с простой реальностью.


Главное управление XI / 5


Берлин, 6 сентября 1982 г.


5 экземпляров / 1 экз

678/82

(рукописная пометка:

Согласен. Мильке)


Информация


В период с 14. до 16.09.1982 г. проходит судебное разбирательство перед Первой коллегией по уголовным делам военного трибунала первой инстанции города Берлина против бывшего сотрудника Главного управления разведки


РАУФАЙЗЕНА, Армина (53)

род. 13.11.1928 в Эндрейене

профессия: геофизик

последнее место работы: пенсионер-инвалид

место жительства: 1080 Берлин, Ляйпцигер Штрассе, 48

с 1956 по 1967 гг. НС ГУР.

с 1967 по 1981 гг. сотрудник МГБ/ ГУР.

последнее звание: старший лейтенант, лишен звания с 15.10.1981 г.


под председательством судьи Военного трибунала первой инстанции по наиболее тяжким воинским преступлениям тов. подполковника Варнатцша.


РАУФАЙЗЕН обвиняется в шпионаже с особыми отягчающими обстоятельствами, изменнической шпионской деятельности и подготовке и попытке незаконного перехода границы при отягчающих обстоятельствах согласно §§97 абзац 1 и 2, 98,110 пункт 1, 100 абзац 1 и 2, 213 абзац 1, 2, 3 пункт 4, 5 Уголовного кодекса. Обвинение представляет военный прокурор тов. капитана второго ранга Крюгер из отдела IA Главной военной прокуратуры. Адвокат доктор Фогель действует в качестве выборного защитника.


РАУФАЙЗЕН с 1957 по 1979 находился как разведчик в ФРГ и работал в области геологии / геофизики. В январе 1979 г. он был отозван по соображениям безопасности и поселился в ГДР.


Предварительное следствие показало, что РАУФАЙЗЕН был завербованным агентом Федеральной разведывательной службы и американской разведки, которым он передал в период с конца 1979 до начала 1981 гг. обширные подробности своей служебной принадлежности к МГБ, в частности, данные семи известных ему разведчиков и курьеров, а также методы работы Главного управления разведки.

Затем РАУФАЙЗЕН раскрыл в конце апреля 1980 г. в посольствах ФРГ и Австрии в Венгерской народной республике, а также в феврале 1981 г. и в мае 1981 г. перед соответственно корреспондентом телеканала АРД ПЛАЙТГЕНОМ и корреспондентом телеканала ЦДФ ЯУЕРОМ в ГДР свою принадлежность к МГБ и рассказал им факты о своей службе в качестве разведчика. Кроме того, РАУФАЙЗЕН многими своими действиями подготавливал запланированный им незаконный переход границы.


Упомянутые преступления, которые РАУФАЙЗЕН совершил частично вместе со своей женой


РАУФАЙЗЕН, Шарлоттой (52), род. в ***

последнее место работы: домашняя хозяйка


и своим сыном


РАУФАЙЗЕНОМ, Томасом (20)

род. в ***

последнее место работы: ученик автослесаря на народном предприятии Комбинат Аутотранс, Берлин,


дела которых выделены в отдельное судопроизводство, являются полностью доказанными.


РАУФАЙЗЕН, совершая измену, преследовал тем самым цель добиться тайного вывоза себя и членов своей семьи в ФРГ с помощью западных секретных служб или других организаций, так как после его возврата из оперативной зоны он не смог справиться с условиями своего положения в ГДР по причине привившегося в ФРГ эгоистичного материального образа жизни и рассматривал свое последующее пребывание в ГДР как абсолютно бесперспективное для себя и своей семьи.

Со стороны обвинения предусмотрено ходатайствовать о пожизненном тюремном заключении для РАУФАЙЗЕНА.


Обвинения соучастникам РАУФАЙЗЕН Шарлотте и РАУФАЙЗЕНУ Томасу в шпионаже, изменнической шпионской деятельности и подготовке и попытке незаконного перехода границы при отягчающих обстоятельствах также предъявлены перед Военным трибуналом первой инстанции Берлина. Проведение судебного разбирательства против обоих запланировано на середину октября 1982 года. Для РАУФАЙЗЕН Шарлотты запланировано наказание в виде семи лет и для РАУФАЙЗЕНА Томаса трех лет и шести месяцев лишения свободы.


По договоренности с Вторым главным управлением и Главным управлением разведки предусмотрено РАУФАЙЗЕНА и членов его семьи к данной дате приобщить к центральным мероприятиям тов. полковника Фольперта.


По сообщению Главного управления разведки разведчикам и курьерам, выданным противнику РАУФАЙЗЕНОМ, не угрожает опасность.

Он также не располагает никакими другими секретными фактами и знаниями, кроме тех, которые уже были им выданы.

Экземпляры направлены:

1-й экз. товарищу министру

2-й экз. тов. генерал-полковнику Вольфу

3-й экз. нач. HA II

4-й экз. нач. HA IX

5-й экз. HA IX / 5


[Подпись]

Ляйстнер

Капитан


(BStU, MfS, HA II 32342, Bl. 182-184)


^ ОХОТА НА «ШАКАЛА»


После того, как МГБ пережило первую волну шока, и весь масштаб катастрофы стал виден в полном объеме, Мильке резко накинулся на генерал-майора Гюнтера Кратча, руководителя Второго главного управления, отвечавшего в МГБ за контрразведку: - Если вы уж такие халтурщики, что не смогли разоблачить врага в собственных рядах и еще позволили этому типу сбежать, тогда соизвольте хотя бы узнать, где он прячется. Лучше всего, если вы вернете его назад, чтобы он получил заслуженное наказание. Если это не получится, то его нужно обезвредить. Кто знает, что он там еще сможет выдать. Мы не можем себе позволить, чтобы он там расхаживал как герой, это может побудить других ненадежных кандидатов последовать его примеру. Все должны понять, что такой поступок будет иметь последствия. Еще один подобный случай, и Вольф может закрывать свою интеллигентскую лавочку. Если бы «друзья» не поддерживали его так сильно, я бы давно уже выгнал его в пустыню за одни только постоянные истории с женщинами.


Генерал Кратч, который позже описал мне эту сцену, немедленно взялся за работу и поручил разработать «план политико-оперативной разработки дела «Шакала»», который он в середине февраля 1979 года представил своему шефу. Чтобы исследовать наше местопребывание, имеющихся в распоряжении западных агентов нужно было сконцентрировать в районе Мюнхен-Рим, так как из какого-то источника - вероятно, даже из самого центра БНД – стало известно, что нас якобы разместили там.


Обычно разведка в такой ситуации послала бы целые полчища агентов, чтобы всеми средствами разыскать находящегося в поиске, но и здесь вновь обнаружился основной недостаток разведки ГДР: сотрудники центра не знали по собственному опыту повседневную жизнь на Западе и поэтому, конечно, также не могли там спокойно передвигаться. Собственно, каждого кандидата на прием на службу в ГУР следовало бы сначала для проверки хоть раз выпустить во «внешний мир», чтобы можно было видеть, как он сможет вести себя в чужой среде. Но при этой проверочной командировке, вероятно, тот или другой из кандидатов убедились бы в том, насколько лживая и обветшалая пропаганда ГДР и как заманчиво выглядит жизнь на западе. Квадратура круга. Вот поэтому при наших поисках МГБ приходилось концентрироваться на наличествующих силах в «оперативной зоне».


22 марта 1979 года «надежный источник» сообщил контрразведке Штази, что мы якобы пребываем в комплексе зданий Федерального ведомства уголовной полиции в Висбадене. Подробно описывалось деловое совещание в БНД, на котором об этом якобы сообщили для внутреннего круга. Но на самом деле я никогда еще не был в центральном бюро Федерального ведомства уголовной полиции в Висбадене. Либо Федеральная разведывательная служба здесь намеренно подбросила ошибочный след, либо, все же, источник не был настолько надежен, как считалось, и просто пытался раздуть свое значение, передав случайно подхваченное замечание.


Местопребывание Хельги и меня в то время было в Мюнхене, на улице Зэбенер Штрассе, совсем близко от центрального здания футбольного клуба «Бавария». Эта улица находится в районе Унтергизинг, на юге Мюнхена, а с мюнхенским районом Рим ее объединяет разве лишь то, что мы жили со стороны западного продолжения взлетно-посадочной полосы аэропорта Мюнхен-Рим. Так как в Германии господствуют преимущественно западные ветры, большинство стартов из Рима происходило в западном направлении, то есть, над нашим домом. Однажды мы пожаловались на связанный с этим шум в БНД и любезно попросили об альтернативе. Это, очевидно, кто-то подслушал и передал в Восточный Берлин, из-за чего нас и искали в районе Рим. При этом найти меня можно было бы намного проще. Те, кто знали меня, должны были знать, что рынок Виктуалиенмаркт за площадью Мариенплатц оказывал на меня магическое влияние. Для этого я был просто слишком гурманом. Достаточно было только устроить там скрытый наблюдательный пункт в проходе у церкви Св. Петра, «Старого Петера».


Нас поселили к югу от центра города не просто так. Оттуда было недалеко до Пуллаха. Коллегам из БНД, занимавшимся нашими опросами, которые чуть ли не целый год ежедневно ездили к нам домой, не приходилось поэтому специально ехать через весь город и попадать в «пробки» в центре.


Существовала еще вторая возможность найти меня. В кругу моих прежних коллег было известно, что я был настоящим фанатиком утреннего бега. Я всегда следил за тем, чтобы оставаться в форме. В Мюнхене была прекрасная трасса для фитнеса протяженностью десять километров в лесу Перлахер Форст, случайно совсем близко от нашей квартиры. Там я бывал через день, в противном случае я вовсе не выдержал бы этого долгого неподвижного сидения над папками досье и на опросах.


Сама квартира была защищена сразу с нескольких сторон. Дом был замаскированным служебным зданием БНД, в котором мы к тому же были еще раз отделены за стальными решетчатыми воротами. Дополнительно имелась еще электронная система наблюдения и контроля. Въезд в гараж находился через две поперечные улицы. В целом примерно двадцать сотрудников отдела охраны персонала БНД были выделены для нашей безопасности, три смены по шесть человек в каждой. Если мы покидали дом, кто-то всегда сопровождал нас, и поездки на машине принципиально происходили в конвое. Это были тогда три автомобиля: в середине незаметный более старенький «Опель-Рекорд», в котором всегда сидели мы, а спереди и сзади от него для защиты по одному БМВ третьей серии.


Однако между тем МГБ искало нас уже в Роденкирхене около Кёльна, так как источник «Инге Шнайдер» сообщила им 31 августа 1979 года, что мы были там в сопровождении двух сотрудников БКА. Тем не менее, я за всю свою жизнь ни разу не был в Роденкирхене. Источник знал якобы даже о том, что мы планировали после этого, а именно прогулку в Швейцарию в Берн, где я по его данным хотел бы получить право на постоянное жительство. Федеральная разведывательная служба якобы предложила мне Лондон, но я не согласился. Все это было неправдой. Чтобы продемонстрировать эти выдуманные истории центру в Восточном Берлине с наибольшей правдоподобностью, в сообщениях даже был детально описан мой внешний вид: темные волосы, очки, очень ухоженные борода и усы, вельветовый костюм песочного цвета (тонкий вельвет или вельвет «елочкой»), рубашка с трикотажной безрукавкой, без галстука. То ли кто-то спутал меня с другим человеком, то ли это всё было выдумано, так же, как и утверждение, что сопровождающие меня полицейские из БКА вели себя по отношению ко мне внешне «очень формально и отстраненно».


Настолько же авантюрными были сведения начала 1980 года, «выуженные» в разговоре у некоего источника, которые полковник Шютт, руководитель отдела IX Главного управления разведки, занимавшегося разработкой спецслужб противника, передал 15 января 1980 года своим шефам. Согласно этим показаниям, против меня велось следствие по обвинению в прежней «принадлежности к органам разведки социалистической страны», которое вскоре должно было привести к судебному процессу, а сам процесс потом, как предполагалось, должен был быть прекращен. По инициативе президента БНД процесс якобы должен был происходить непосредственно в центре Федеральной разведывательной службы, в «Лесном доме». Допросы, которые якобы вел сам Федеральный прокурор Штокманну, должны были состояться 18 или 19 января 1980 года. Здесь, пожалуй, тоже кто-то хотел подчеркнуть свою важность или заработать гонорар. Правильно, что формальное против меня было начато следствие, которое было сразу снова остановлено по причине «раскаяния на деле». Но, разумеется, все это происходило еще весной 1979 года.


Среди всех этих предположений и ложных сведениях о моих действиях на Западе я нашел позже в досье из архивов Штази одну хотя бы частично правильную «наводку». 12 мая 1980 года источник «Инге Шнайдер» проинформировала своего курьера-инструктора «Лизу», что я в настоящее время пребываю во Франции. Это связывалось с «арестом разведчика органов безопасности социалистического государства». Я действительно весной 1980 года был в Париже, где должен был поддержать разведывательную операцию БНД против посольства ГДР. Нужно было идентифицировать сотрудника ГУР среди персонала посольства и локализовать.


То, что Штази в конечном счете так и не удалось точно разыскать нас в Федеративной республике, хотя у МГБ были свои «кроты» в западных спецслужбах, объясняется, вероятно, тем, что нами занимался не собственно отвечающий за ГДР реферат БНД «Спецслужбы противника», а подотдел «ГДР-оперативный». И как раз в нем и его окружении у МГБ не было информаторов.


Впрочем, Штази располагала многочисленными «персональными опорными пунктами» у противника, как позже стало ясно, в частности, благодаря перебежчикам Курону и Тидге. К примеру, Второе главное управление могло воспользоваться услугами четырех важных агентов западном аппарате:

Источник A: Служба военной контрразведки (МАД) в Управлении безопасности Бундесвера,

Источник B: Ведомство уголовной полиции (ЛКА) земли Северный Рейн-Вестфалия,

Источник C: Служба военной контрразведки - группа II,

Источник D: Регистратура в ведомстве по охране конституции (ЛФФ) земли Нижняя Саксония.

 

Оперативные возможности и возможности оказания влияния МГБ доходили до того, что в плане мероприятий по нашему поиску, как само собой разумеющееся исходили из того, что после локализации нашей квартиры собирались провести в ней обыск и установить затем подслушивающие устройства. То же самое касалось и нашей машины. Вследствие этого можно было бы систематически наблюдать и подслушивать ответственных за работу против спецслужб ГДР сотрудников БНД. МГБ смогло достать соответствующий список сотрудников, в котором были отмечены также их частные квартиры.


Как следует из ставшего позже известным документа МГБ, один неосторожный чиновник, который был включен в операцию БНД по моей эвакуации, проболтался своей любовнице, передавшей потом эту информацию дальше. Это вызвало дополнительный поиск, но и он оказался, в конечном счете, безуспешным. МГБ узнало о моих путешествиях на озеро Гарда, где я учился виндсерфингу под бдительным сопровождением, а также встречался с симпатичными молодыми дамами, только на несколько месяцев позже.


Но Федеральная разведывательная служба замечала сложные действия другой стороны и не могла исключать, что последуют новые, еще большие акции. После того, как большая часть досье была проанализирована, было решено меня осенью 1980 года для большей безопасности вывезти из Европы. В США я должен был получить новые личные данные, и передо мной открывалась новая профессиональная перспектива. Однако это означило отделение от Хельги, так как она больше не хотела связывать свою жизнь со мной. Утомительный год в Мюнхене тоже оказал плохое влияние на наши отношения. Ее сыну уже в 1979 году надоело «пребывание в заключении» в Мюнхене, и он добился возможности учиться в США, где о нем заботились сотрудники БНД при посольстве ФРГ в Вашингтоне.


Затем Хельга независимо от меня поехала в декабре 1980 года в Соединенные Штаты, где отдел ЦРУ, отвечающий за временное поселение и размещение перебежчиков, так называемый Resettlement Department, направил ее в Денвер, чтобы дать возможность выучить английский язык и настроиться на новую жизнь. Из Хельги Михновски получилась Урсула Вагнер, из школьника-старшеклассника Михаэля - молодой фотограф Томас, который спустя много лет сам описал свои впечатления о драматических событиях 1978 -1980 годов. После переселения, в декабре 1981 года, мы все вместе отпраздновали в Денвере Рождество и позже сохранили дружеские отношения после того, как оба переехали в 1982 году на западное побережье. Томас живет в Лос-Анджелесе, он женат, и у него есть дочь. Урсула нашла свое счастье с американским меховщиком, с которым она после свадьбы живет в Санта-Барбаре. Она сохранила и тесный контакт с братом Хербертом Кроссом, она регулярно ездит к нему в гости в Германию.


Второе главное управление


(январь 1979)


План политико-оперативной разработки дела «ШАКАЛА»


Политико-оперативная разработка дела «Шакала» требует сконцентрированного использования всех находящихся в распоряжении Второго главного управления сил и средств, а также возможностей других линий МГБ в оперативной зоне.

Главной целью всех начатых мероприятий является поиск и идентификация нынешнего местопребывания «Шакала» в оперативной зоне.

Согласно неофициальным сведениям «Шакала» охраняют силы БНД. Как местопребывание назывался Мюнхен, с высокой вероятностью Мюнхен-Рим.

Поиск, идентификация и установление места жительства «Шакала» должны происходить одновременно комплексно и в различных направлениях.


В частности предлагаются следующие линии разработки:

1. Использование подходящих источников в оперативной зоне

Неофициальным сотрудникам МГБ, которые располагают непосредственными и косвенными контактами с империалистическими разведывательными и контрразведывательными органами, в частности, с БНД, следует поручить сбор целенаправленной информации о «Шакале».

В центре внимания находятся:

- Установление местопребывания или дальнейших сведений для сужения круга поиска возможного места жительства

- Мероприятия БНД по защите «Шакала», такие, как охрана, примененные оперативно-технические средства, предпринятые или перспективные косметические операции или другие изменения, которые могут затруднить идентификацию

- Последующее выявление и идентификация сотрудников реферата БНД «Разведка МГБ и другие органы безопасности ГДР», которые действуют в рамках дела «Шакала»

- Выяснение и установление следующих лиц, которые поддерживают контакт с «Шакалом» или его семьей по разведывательным, коммерческим, частным или семейным причинам.


1.1. ГУР в соответствии с принятой договоренностью дает целенаправленные поручения источникам, располагающим в оперативной зоне предпосылками и возможностями для реализации указанных в этом пункте мероприятий.

ответственный: ГУР


1.2. Второе главное управление дает поручение нижеуказанным источникам, которые располагают специфическими возможностями, как указано ниже:

Источник A: (Служба военной контрразведки Управления безопасности Бундесвера)

Источнику A нужно поручить путем целенаправленных переговоров, обсуждений и индивидуальных бесед со служебными инстанциями и сотрудниками БНД или других империалистических разведывательных и контрразведывательных органов разработать политико-оперативную информацию о «Шакале», в частности, о

- Местопребывании "Шакала"

- Мероприятиях по обеспечению его безопасности со стороны БНД

- Офицерах руководства БНД

- Перспективных проектах БНД, связанных с «Шакалом»

- Объеме и подробностях измены «Шакала»

- Личных проблемах, семейных связях в ФРГ и ГДР, а также других контактах «Шакала»

- Интересах других империалистических разведывательных и контрразведывательных органов в отношении «Шакала».

Одновременно нужно проверить, располагает ли источник возможностями или существуют ли они вообще, чтобы лично общаться с «Шакалом» в рамках своих служебных обязательств или чтобы организовать в служебной инстанции источника «аналитические процессы» «Шакала» с согласия БНД.


Источник B: (Ведомство уголовной полиции земли Северный Рейн-Вестфалия)

Источнику В нужно поручить приобрести целенаправленные документы, материалы и информацию, которая поступает в его служебную инстанцию или циркулирует в ней и касается «Шакала».

Источник C: (Группа Управления военной контрразведки II)

Источнику С следует поручить разработку информации в его служебной инстанции, которая связана с «Шакалом». При этом особое внимание следует уделить запланированным акциям и мероприятиям, а также высказываниям сотрудников служебной инстанции, которые касаются «Шакала» или его связей.

Источник D: (Земельное ведомство по охране конституции Нижней Саксонии)

Источнику D следует поручить в связи с его административной работой (регистратура) в служебной инстанции документировать сообщения и информацию, которая связана с «Шакалом» и сообщать о важных исходных сведениях и беседах между сотрудниками служебной инстанции.

ответственный: Второе главное управление


2. Политико-оперативная разработка сотрудников БНД реферата «Разведка МГБ и другие органы безопасности ГДР»

По имеющейся неофициальной информации из оперативной зоны сотрудники БНД

- *** [следуют четыре затемненных черной краской имени с псевдонимами и местом жительства] работают в реферате «Разведка МГБ и другие органы безопасности ГДР» и занимаются процессом «Шакала» по поручению *** БНД, ***.

Политико-оперативную разработку сотрудников Федеральной разведывательной службы следует проводить, как указано ниже:

- Дальнейшее выяснение лица, его района жительства, семейного положения, автомобиля, привычек и т.д. для полной идентификации

- Перепроверка и выяснение возможностей конспиративного квартирного обыска или обыска легковой машины, а также установки оперативной техники

- Развертывание долгосрочных мероприятий по наблюдению за сотрудниками БНД с целью установления их передвижений в целом и конспиративного объекта, где размещен «Шакал».

- Выяснение, продолжение и реализация оперативно-технических мероприятий против служебных инстанций БНД и ее сотрудников в рамках операции «Шатулле» («Шкатулка») Второго главного управления.

Отдельные мероприятия следует направить преимущественно против служебных инстанций БНД в районе Мюнхена, против сотрудников БНД из реферата «Разведка МГБ и другие органы безопасности ГДР» и известных нам семейных связей «Шакала» в ФРГ и Западном Берлине, чтобы выработать исходные данные о месте пребывания «Шакала», о курирующих его сотрудниках БНД и прочие важные с оперативной точки зрения сведения.

ответственный: Второе главное управление


- Проведение комплексных оперативно-технических мероприятий специфическими средствами отдела III МГБ в районе Мюнхена. Следует проверить, в какой мере возможно сконцентрировать существенные людские и технические ресурсы отдела III в районе Мюнхена, чтобы более целенаправленным поиском чем прежде по отношению к служебным инстанциям БНД, известным нам сотрудникам БНД, командам наблюдения БНД и личным связям «Шакала» добыть важные исходные сведения для достижения цели операции «Шакал».

Полученные результаты нужно постоянно анализировать и проверять на связи с делом «Шакала».

ответственный: отдел III Второго главного управления


3. Политико-оперативные мероприятия в районе Мюнхен-Рим

Информация надежного источника свидетельствует, что, по всей вероятности, «Шакал» в данный момент проживает в районе Мюнхен-Рим. Поэтому необходимо в этом районе – в соответствии с названными в пункте 2 задачами – провести следующие политико-оперативные мероприятия:

- Проведение наблюдательных мероприятий в помещении Мюнхен-Рим на транспортных узлах, в которых кажется возможным приезд известных нам сотрудников БНД (смотри пункт 2) из центра Мюнхен-Пуллах или из их квартир

- Сотрудники БНД *** [следуют одиннадцать затемненных черной краской имен] проживают в сравнительной близости от Мюнхен-Рим. Нужно проверить адреса на актуальность, так нельзя считать исключенной вероятность, что за прошедшее время БНД по разным причинам приняла эти объекты и использует в качестве конспиративных объектов («Шакал»).

ответственный: Восьмое главное управление


4. Политико-оперативные мероприятия против известных контактов «Шакала» в оперативной зоне

Обширное и комплексное выяснение, контрольные меры и мероприятия по наблюдению следует развернуть против известных интересных с оперативной точки зрения связей «Шакала» в оперативной зоне с целью установления его местопребывания и решения других, связанных с этим проблем.

Политико-оперативные и оперативно-технические мероприятия направляются против

*** [следуют двенадцать затемненных черной краской имен с местом жительства и характером их связи с «Шакалом»]

Индивидуальные мероприятия против отдельных интересных с оперативной точки зрения связей «Шакала» определяются отдельно в соответствии с основными задачами и охватывают круг задач ГУР, Второго главного управления, Шестого главного управления, Седьмого главного управления, отдела III, отдела М, отдела ПЦФ (борьбы с почтовой контрабандой) и отдела 26.

Координация и установление политико-оперативных мероприятий упомянутых служебных подразделений производится Вторым главным управлением.

ответственный: Второе главное управление.


(BStU. MfS, HA II 36 753, Bl. 325-332)


Главное управление разведки

Отдел XI

Начальник


Берлин, 31 мая 1979 г.


ЛИЧНО!

^ СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО!


Начальнику Второго главного управления

товарищу генерал-майору доктору Кратчу


В приложении пересылаю Вам информацию по делу «КАНАЛ».

При анализе и оценке следует обратить особое внимание на ЗАЩИТУ ИСТОЧНИКА.

Полковник Шютт


Приложение


Май 1979

^ СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО!

Конфиденциальный секретный документ

МГБ 089 номер A 46/79

1-й экз. 2-й лист


ШТИЛЛЕР


Из надежного источника стало известно следующее:

Вопреки прочим традициям БНД Штиллера вел не реферат БНД «Спецслужбы противника», а подотдел (ПО) «ГДР-оперативный».

Якобы *** в этом ПО, ***, должен был нести основную ответственность за эту акцию. Вопреки большим сомнениям в безопасности ПО «ГДР-оперативный» Штиллер поставлял информацию «еще перед своим переходом».

«Однако он действовал очень хладнокровно и перед лицом большого личного риска показал, что у него, пожалуй, нет нервов. Как причину для перехода он назвал свое разочарование в политической системе ГДР. Оно наступило у него в ходе исполнения им функции секретаря партийной организации в МГБ. При этом он, по его словам, убедился в двуличности системы, увидев, что социализм там был якобы только для населения, тогда как функционеры напротив живут, пользуясь по максимуму всеми достижениями капитализма. Они располагают, например, всеми роскошными товарами, ничто для них не достаточно хорошо и достаточно дорого. Штиллер поэтому посчитал, что было бы более честно открыто встать на сторону капитализма. Из-за выполнения им функции секретаря партийной организации он располагал также более широким обзором работы МГБ. Он всегда принимал участие, например, в заседаниях начальников отделов и поэтому был способен дать информацию о методах работы МГБ. И поэтому тоже его переход оказался таким сильным ударом по МГБ».


В отношении местопребывания Штиллера никаких более точных сведений нет. Он якобы останавливался попеременно на различных объектах (БНД или БФФ). Круг людей, которые вступали с ним в контакт для опросов, оставался очень ограниченным. Начальник реферата БНД IV D 3, так называемого «аварийного реферата», вскоре должен встретиться со Штиллером для его опроса. Дата встречи еще не определена.


(BStU, MfS, HA II/Ltr. 1422/79, Вl. 1-3)


mestorozhdenie-ceolita-reakciya-organizmov-na-dejstvie-prirodnih-atmosfernih-vzvesej-eksperimentalnoe-issledovanie.html
mestorozhdeniya-zolota-chast-11.html
mestorozhdeniya-zolota-chast-4.html
mestorozhdeniya-zolota-chast-9.html
metabolizm-kak-osnova-zhiznedeyatelnosti-kletki-chast-3.html
metafizicheskaya-koncepciya-nicshe-i-eyo-rol-v-evropejskom-mishlenii-stranica-3.html
  • student.bystrickaya.ru/102-prava-cheloveka-pri-otpravlenii-pravosudiya-v-chastnosti-pravosudiya-v-otnoshenii-nesovershennoletnih.html
  • school.bystrickaya.ru/ekonomicheskaya-celesoobraznost-primeneniya-fotoepilyacii-v-salonah-krasoti-razlichnogo-klassa-chast-2.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/uchebnogo-kursa-po-matematike-dlya-9-klassa.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-istoriya-russkoj-literaturi-specialnosti-031001-filologiya-stranica-21.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/glava-2-sergej-ermakov-nozh-vmesto-mikrofona.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kriminalisticheskaya-tehnika-bibliograficheskij-ukazatel-literaturi-po-sudebnoj-ekspertize-izdaetsya-gosudarstvennim.html
  • thescience.bystrickaya.ru/informaciya-ob-uchastnikah-9-mezhdunarodnoj-specializirovannoj-vistavki-analitika-ekspo-2011-26-29-aprelya-2011-g-g-moskva.html
  • lecture.bystrickaya.ru/54-nalogi-v-sisteme-gosudarstvennogo-regulirovaniya-ekonomiki-kurs-lekcij-minsk-2009-soderzhanie.html
  • doklad.bystrickaya.ru/udk-681-5519-16519-68.html
  • studies.bystrickaya.ru/biznes-plan-14.html
  • books.bystrickaya.ru/blm-beru-badarlamasi-petropavl-alasi-2016-zhas-shahmatshi.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-klassicheskom-repertuare-a-g-kuznecov-sajra-kiizbaeva.html
  • notebook.bystrickaya.ru/iii-4-misticheskie-zvuki-mircha-eliade.html
  • doklad.bystrickaya.ru/univermag-rassvet-trebovaniya-visshee-srednee-professionalnoe-buhgalterskoe-1s-buh-7-opit-vedeniya-uchastka-buhgalterii-zarplata-zhelatelno-v-progra.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zhivopis-barokko-rubens-velaskes-ekzamenacionnie-voprosi-po-iskusstvu-i-literature.html
  • testyi.bystrickaya.ru/a-n-tolstoj-ivan-da-marya-n-v-gogol-zakoldovannoe-mesto.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zh-priem-dokumentov-v-arhivah-prikaz-minoboroni-rf-ot-31-avgusta-2005g-n200-ob-utverzhdenii-nastavleniya-po.html
  • notebook.bystrickaya.ru/istoriya-razvitiya-krioelektroniki-chast-5.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sake-komacu-gibel-drakona-stranica-9.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/urok-literaturi-5-klass-skazochnoe-i-realnoe-v-poeme-a-s-pushkina-ruslan-i-lyudmila.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-xv-mezhregionalnoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii-studentov-i-aspirantov-upravlenie.html
  • znanie.bystrickaya.ru/4-obshaya-trudoemkost-disciplini-sostavlyaet-4-zachetnie-edinici-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo.html
  • bystrickaya.ru/vetroenergetika-perspektivi-ispolzovaniya-v-respublike-belarus-chast-3.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/istoriya-vozniknoveniya-internet-chast-2.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/odnomandatnij-izbiratelnij-okrug-5-svedeniya-o-vidvinutih-i-zaregistrirovannih-kandidatah-na-viborah-predstavitelnih.html
  • institute.bystrickaya.ru/formirovanie-korporativnoj-kulturi.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kurs-na-zdorovij-obraz-zhizni-shostak-n-v.html
  • testyi.bystrickaya.ru/aktualnost-issledovaniya-smislovoe-pole-termina-vozrozhdenie-neset-v-sebe-sovokupnost-definicij-opredelenij-kotorie-viyavlyayut-ego-neodnoznachnij-neopredel.html
  • teacher.bystrickaya.ru/gamuli-novaya-vstrecha-na-avrore.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/referatov-po-discipline-filosofiya-referat-po-discipline-filosofiya.html
  • write.bystrickaya.ru/glava4-uchebnoe-posobie-tomsk-2003.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-1struktura-setevoj-operacionnoj-sistemi-lekciya.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/perechen-yuridicheskih-lic-chlenov-samoreguliruemoj-organizacii-stranica-2.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-istoriya.html
  • grade.bystrickaya.ru/nachalo-yanvarya-alatirskaya-gorodskaya-uprava-v-pisme-v-simbirskij-gubernskij-rasporyaditelnij-komitet-uvedomila.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.